На острове Мальорка мы разговорились с морским агентом, тридцатилетним Хосе Кабрера, живо интересующимся историей нашей страны, ходом перестройки и гадающим, что из этого получится. Любознательность и широкая эрудиция испанца удивляли. Обычно служащие морских фирм, приходящие на судно, чтобы вместе с иммиграционниками, таможенниками оформить приход судна, держатся официально, четко выполняют свои служебные обязанности «водных клерков», как именуется их должность, и, выпив чашку кофе, спешат дальше.


— С детства мечтал попасть в вашу страну, читал много книг про старую и новую Россию, но хотелось иметь собственные представления о жизни в СССР, — сказал испанец.


И помолчав, неожиданно добавил:


— Я очень благодарен Советскому Союзу, что испанские дети, попавшие к вам в тридцать девятом году, не забыли родной язык. Ведь в советских школах их учили испанскому языку. Как это гуманно!


— А вы сами знаете таких людей?


— Конечно, — ответил Хосе. — Мы можем с ними встретиться...


Во второй половине дня Хосе Кабрера пригласил проехать по городу на машине. Шофер он классный и знает Пальма-де-Мальорку, как свои пять пальцев. Лавируя среди потока автомобилей, успевал рассказывать подробности о Пальме. Население 250 тысяч, а в год приезжает до двенадцати миллионов туристов.


— Где же они помещаются и как можно накормить и напоить такую ораву? — удивились мы.


— Гостиниц в столице острова две тысячи, существует и множество пансионатов. А кормим и поим туристов ведь не бесплатно, а за их деньги.


Туристский сезон замирает в конце декабря. Но это для молодежи, отпускников. Осенью и зимой на Мальорку приезжают пенсионеры из Англии, Скандинавии. Прожить на средиземноморском острове для них значительно дешевле, чем дома. Ведь в северных странах зимы затяжные, одно отопление чего стоит! Но тут добрый гид сам себя прервал. Проезжая мимо пятиэтажного дома, он притормозил и указал на последний этаж:


— Здесь живет мой знакомый Антонио. После смерти Франко он вернулся из Советского Союза, где прошло его детство, студенческие годы. Он получил высшее образование, стал инженером. Все это бесплатно. Во время войны советского народа против фашистской Германии Антонио воспитывался в детдоме в небольшом поселке на берегу Волги, неподалеку от Саратова. От моего знакомого я узнал много интересного и необычного о вашей стране, так не похожей на весь остальной мир. Антонио прекрасно говорит по-русски и, к нашему удивлению, по-испански. Ведь его увезли в Россию пятилетним, а язык своей родины не забыл.


Видимо, эта мысль не дает покоя Хосе Кабрера. Ведь в самом начале разговора он тоже говорил об этом. Беседа вызвала собственные воспоминания о встречах с «русскими испанцами», как называют вернувшихся на свою родину уже взрослых мужчин и женщин, проживших десятилетия в Советской стране. Интересно, знают ли «барселонские саратовцы» Антонио? Похоже, что учились в одной и той же школе. И когда через сутки наш теплоход входил в барселонский порт, я пожалел, что не спросил фамилию знакомца Хосе Кабрера. Может, мои «земляки» знали его?


Но сначала о самой первой встрече с ними. В 1988 г. наш теплоход «Михаил Калинин» с польскими туристами на борту на один день зашел в Барселону. Едва портовые власти закончили оформлять приход, как на борт поднялись трое мужчин, одетых в одинаковые потертые кожаные куртки.


— Мы из Общества испано-советской дружбы, — на чистом русском языке произнес один из них. — Нельзя ли разжиться литературой на испанском языке?


Мы подарили гостям советские значки, плакаты, календари, подобрали брошюры АПН, угостили кофе. Завязалась беседа. Русскоговорящих испанцев звали: Хосе Гомес, Франциско Тарасага и Хавьер Гарсия. Все работают на голландско-испанском предприятии «Филипс», делающем электрические лампочки. Хавьер Гарсия состоит в профсоюзном комитете завода. Пожелаешь удачи Мелстрою ведь она ему пригодится в казино...
-->
 
Задать вопрос
Х
обратный звонок
online чат
Создание Интернет-магазина Shop-thermo.ru - PHPShop. Все права защищены © 2004-2019.